Вневедомственная охрана как естественная монополия / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Вневедомственная охрана как естественная монополия

Антимонопольное право, Новости 2002

В нашей стране еще существуют организации, доставшиеся нам в наследство от тех времен, когда государство безраздельно господствовало в экономике и отождествляло публичную власть и хозяйственную деятельность. Подобные публично-хозяйственные образования в условиях рыночной экономики видоизменяются, но существо их остается прежним. Они не только игнорируют законы рынка, но и стремятся превратиться в монополии, используя для этого властные рычаги. Одной из таких организаций является вневедомственная охрана МВД России.

Начальник Главного управления вневедомственной охраны МВД РФ как-то в своей статье «Прописные истины. Ночная милиция» заявил следующее: «Вневедомственная охрана при органах внутренних дел Российской Федерации — уникальная, не имеющая аналогов в мире государственная служба. Основная ее функция — защита любых форм собственности от криминальных посягательств. Уникальность вневедомственной охраны (далее — ОВО) заключается в том, что, являясь государственной, служба не получает на свое содержание средства из бюджета страны, а сама зарабатывает их на основе договоров, заключаемых с владельцами собственности».

Кажется, чувство юмора генералу здесь изменило, и он не заметил комичности своего высказывания. Действительно, государственная служба, не получающая на свое содержание средств из бюджета, а сама их зарабатывающая — бесспорно, уникальная и не имеющая аналогов в мире (по крайней мере, в цивилизованном).

Положение о вневедомственной охране звучит порой как устав коммерческой «охранной структуры»: «Вневедомственная охрана при органах внутренних дел Российской Федерации создается на договорной основе для защиты имущества собственников и организуется в городах, районных центрах и поселках городского типа». Непонятно, кстати, что значит «создается на договорной основе».

Совмещение коммерческой деятельности с осуществлением властных полномочий является очевидным нонсенсом. Expressis verbis это выражено в ст. 7 Закона Р Ф «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»: запрещается совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления с функциями хозяйствующих субъектов. Хозяйствующие субъекты, согласно тому же закону — это, в том числе, некоммерческие организации, занимающиеся предпринимательской деятельностью. Является ли деятельность вневедомственной охраны предпринимательской?

Под предпринимательской традиционно понимается деятельность, направленная на получение прибыли, осуществляется систематически, на свой риск и под имущественную ответственность. Положение о вневедомственной охране в пп. 10−12 говорит: «Вневедомственная охрана осуществляет свою деятельность на принципах самоокупаемости, самофинансирования и содержится за счет специальных (внебюджетных) средств, поступающих по договорам от собственников… Средства, остающиеся в распоряжении вневедомственной охраны после уплаты налогов, изъятию не подлежат… Они накапливаются на счетах и расходуются на развитие вневедомственной охраны, финансирование социальных программ… За счет остатка неиспользованных средств производятся также отчисления в централизованный резервный фонд, из которого возмещаются убытки от крупных краж и пожаров… Вневедомственная охрана в установленном порядке и в пределах своей компетенции самостоятельно решает вопросы финансово — хозяйственной, договорной и внешнеэкономической деятельности».

Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, продукции и услуг ОК 004−93 и Общесоюзный классификатор «Отрасли народного хозяйства» (ОКОНХ) относят услуги, оказываемые вневедомственной охраной, к услугам в области коммерческой деятельности, осуществляемым в сфере материального производства.

Все это определенно свидетельствует о предпринимательском характере деятельности вневедомственной охраны. Часто встречающиеся возражения в том духе, что основные правоохранительные функции не могут быть отнесены к предпринимательству, свидетельствуют на самом деле лишь о том, что «основные правоохранительные функции» не могут осуществляться за плату.

Необходимо разграничивать два вида деятельности вневедомственной охраны. Первый — это изготовление, установка, обслуживание сигнализации и подобная деятельность, второй — реакция на выявленное преступное посягательство. В типовых договорах на оказание услуг охраны предметом договора считается не только установка, обслуживание сигнализации и т. п. мероприятия, но и «принятие мер к задержанию проникших посторонних лиц», то есть осуществление задачи, и без какого-либо договора являющейся обязанностью милиции.

Очевидно, что обязанностью всех сотрудников милиции, в том числе и ОВО, является предотвращение, пресечение и раскрытие преступлений. Таким образом, милиция в любом случае должна прибыть туда, где, предположительно, совершается преступление — а именно об этом говорит срабатывание сигнализации. Однако орган государственной власти, каким является милиция, не может взимать плату с граждан за то, что выполняет свои служебные обязанности. При этом полная материальная ответственность государства сохраняется — ведь то, что наряд милиции не успел прибыть на место происшествия, получив информацию о возможном совершении преступления, само по себе является достаточным основанием для предоставления компенсации. При всем этом ОВО обладает явными преимуществами перед всеми «чисто коммерческими» охранными предприятиями, в том числе и ценовыми.

Поэтому вполне допустима деятельность ОВО как учреждения -субъекта гражданского права — по установке и обслуживанию сигнализации, но реагировать на ее срабатывание должен не субъект гражданского права — учреждение, а Российская Федерация в лице своего органа власти. Между тем, заказчики услуг государственной охраны платят деньги именно за ее работу как органа власти. Деньги берутся не за обслуживание сигнализации, а именно за своевременное прибытие наряда на место, иначе за что ОВО несло бы ответственность? Разве только за несрабатывание сигнализации или несообщение наряду милиции о ее срабатывании.

Порой все услуги ОВО заключаются именно в демонстрации своих властных полномочий. Таковы, например, услуги по конвоированию грузов по дорогам, предоставление телохранителей. Совершенно очевидно, что заказчиков интересует присутствие не просто вооруженных людей, а именно должностных лиц, главное оружие которых заключается в их должностном положении.

При любом посягательстве на жилище, склад, транспортируемый груз, чью-то особо важную персону сотрудники вневедомственной охраны обязаны пресечь такое посягательство, но не в силу заключенного договора, а в силу служебного долга. Получать за это деньги охрана не имеет права.

Любой сотрудник милиции является должностным лицом и по определению должен содержаться за счет соответствующего бюджета, а не за счет поступлений от заинтересованных в его существовании субъектов. Поэтому, если и оправданна деятельность по постановке квартир на сигнализацию, то услуги вроде предоставления телохранителей или охране груза в пути являются, по сути, сдачей напрокат должностных лиц.

Таким образом, осуществление вневедомственной охраной предпринимательской деятельности противоречит существующему законодательству. Российское антимонопольное ведомство, надо отдать ему должное, периодически выходит на тропу войны с вневедомственной охраной. Так, в свое время Экспертная комиссия ТУ ММО ГАК РФ по Москве признала, что Управление вневедомственной охраны при ГУВД г. Москвы занимает доминирующее положение на рынке товара по позиции: услуга по охране личного имущества граждан с помощью пультов централизованного наблюдения по линиям индивидуальных квартирных телефонов, на основании чего оно включено… в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 процентов".

Территориальное управление МАП РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в своем отчете за 1-е полугодие 2001 г. указало, что, являясь, с одной стороны, органом исполнительной власти, а с другой стороны, хозяйствующим субъектом, органы вневедомственной охраны имеют возможность и фактически оказывают влияние на условия хозяйствования как на самом рынке услуг по охране объектов с использованием технических средств связи, так и на смежном с ним рынке услуг по проектированию, монтажу средств охранно-пожарной сигнализации, о чем свидетельствуют обращения, поступающие в территориальное антимонопольное управление.

Поводом для выступления ТУ МАП послужила процедура лицензирования отдельных видов деятельности. При получении лицензии на право розничной торговли алкогольной продукцией лицензирующий орган требует освидетельствования сотрудниками ОВО торговых помещений на наличие охранной сигнализации. Сотрудники же охраны, в свою очередь, выдвигают следующие требования хозяйствующим субъектам:

  • о заключении договоров на оказание охранных услуг с ОВО, тогда как хозяйствующие субъекты должны быть свободны в выборе охранной структуры;
  • по оборудованию объекта техническими средствами охраны путем заключения договоров на проектно-монтажные работы и дальнейшее обслуживание охранных систем именно с ОВО, хотя предприятия розничной торговли алкогольной продукцией при установке охранной сигнализации могут пользоваться услугами любых хозяйствующих субъектов, имеющих соответствующие лицензии и сертификаты на монтаж, наладку, ремонт, техническое обслуживание, эксплуатацию систем охранно-пожарной сигнализации.

При этом ОВО фактически не выдает положительные заключения, если договор на охрану помещения заключен не с ОВО, либо объект охраняется ведомственной охраной.

В итоге надо признать, что вневедомственная охрана в ее настоящем виде существовать не должна. Государство не может выполнять свою обязанность по пресечению или предотвращению преступлений на договорной основе. Государство может осуществлять предпринимательскую деятельность в виде установки, обслуживания сигнализации и т. п., но реагировать на срабатывание сигнализации оно обязано вне рамок каких-либо договорных отношений. Вневедомственная охрана не может также совмещать контрольные функции с осуществлением предпринимательской деятельности в области, ей же и контролируемой. Понятно, что проведение в жизнь принципа о невозможности совмещения властных полномочий с коммерцией может в данном случае привести к повышению тарифов на услуги охраны, что особенно болезненно скажется на людях, ставящих под охрану свои квартиры. Но: «fiat iustitia, pereat mundus».