Закон о лицензировании - так ли уж он хорош, как его малюют? / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Закон о лицензировании - так ли уж он хорош, как его малюют?

Административное право, Новости 2001

Недавно в новой редакции был принят Закон «О лицензировании отдельных видов деятельности». Его сопровождала массированная рекламная компания в печати, на радио и телевидении, в которой всячески подчеркивалась «антибюрократическая направленность» Закона, что должно в значительной степени облегчить положение предпринимателей. Но так ли это на самом деле? Обратимся к анализу текста Закона…

Закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» (в дальнейшем — «Закон») имеет две основные цели: 1) определить круг лицензируемых видов деятельности 2) детально регламентировать порядок лицензирования. Рассмотрим с точки зрения этих целей, что же нового появилось в Законе.

Несомненным достоинством Закона является перечисление в нем всех видов деятельности, которые подлежат лицензированию. Теперь их около 120. В сравнении со странами Европы, конечно, много, но в прежней редакции Закона таких видов было около 210. Прогресс налицо, но если внимательно изучить перечень видов лицензируемой деятельности, оптимизм поубавится.

Во-первых, многие виды деятельности, которые ранее лицензировались отдельно, теперь объединены в один вид деятельности, на который нужно получить одну лицензию. При этом перечень, по сути, не сокращается. Например, применительно к деятельности, объектом которой являются наркотические и психотропные вещества, ранее существовало 23 вида лицензий, теперь же 2 — одна на наркотические, другая — на психотропные вещества. Однако по сути нечего не изменилось: несколько пунктов были лишь соединены в один. Аналогично обстоит дело с медицинскими и фармацевтическими лицензиями.

Во-вторых, многие формулировки лицензируемых видов деятельности были расширены — и тем самым появилась возможность сократить их количество. Такой подход наблюдается в области нефти и газа, геодезии и картографии, на транспорте и в некоторых других сферах.

В-третьих, расширился перечень видов деятельности, на которые Закон не распространяется. Это также дало некоторое сокращение видов деятельности, подпадающих под него, например, за счет теле- и радиовещания, изготовления оборудования для производства и разлива спирта и иной алкогольной продукции.

Закон в старой редакции не применялся в отношении меньшего количества видов деятельности, однако, он не исключал возможности лицензирования тех видов деятельности, которые в него не включались. Кстати, за счет отказа от такого подхода, в Законе появились некоторые ранее отсутствующие, но тем не менее подлежащие лицензированию виды деятельности, например в области авиационной техники, некоторых видов перевозок.

Справедливости ради нужно отметить, что в отношении некоторых видов деятельности введены дополнительные квалифицирующие признаки, только при наличии которых нужно получать лицензию. Такими квалифицирующими признаками обычно являются: осуществление деятельности не для собственных нужд, осуществление деятельности только в отношении наиболее сложных в техническом отношении объектов (для проектирования, инженерных изысканий и строительства).

ВКакие же лицензии реально отменены? Их достаточно, но не так много, как хотелось бы. Не считая мелочей, это лицензии на: производство и закупку муки, крупы, хлебобулочных изделий; оптовую торговлю табачными изделиями; оказание физкультурно-оздоровительных и спортивных услуг; некоторые виды услуг на транспорте; реализацию антиквариата; организацию и проведение лотерей; деятельность ломбардов; распространение аудиовизуальных произведений и фонограмм; производство, разлив и оптовую реализацию минеральной и природной питьевой воды; риэлтерскую, издательскую и полиграфическую деятельность (кроме некоторых видов), а также финансовую аренду (лизинг) и изготовление печатей и штампов.

Но главное в другом. При небольшом сокращении лицензируемых видов деятельности, принцип лицензирования остался тем же. Каждое министерство и ведомство имеет свой лицензируемый вид деятельности. Т. е. по-прежнему в лицензировании сохраняется отраслевой подход. Лицензии разрешают давать тем, кого неудобно обидеть. А есть ли какой-нибудь смысл в таком лицензировании, никто не задумывается. К примеру, в чем смысл лицензирования погрузочно-разгрузочных работ на различных видах транспорта? Чтобы не допускать к ним чужих людей? Кто наблюдает за тем, как выполняются такие работы? Никто. И перечень подобных видов деятельности, которые остаются лицензируемыми, велик. Сократить их количество до разумного предела, когда их реально можно контролировать (до 35−40), пока не удалось.

Теперь перейдем к порядку лицензирования. Здесь ситуация более благоприятна, хотя и старая редакция Закона была ненамного хуже.

Во-первых, лицензируемые виды деятельности теперь могут быть установлены только Законом о лицензировании, а не иными законами.

Во-вторых, увеличился до 5 лет минимальный срок, на который может быть выдана лицензия. Причем по окончании срока происходит ее переоформление, а не получение новой лицензии, что проще. Однако в два раза — с 30 до 60 дней — увеличен срок для принятия лицензирующими органами решений о выдаче лицензии или об отказе в такой выдаче.

В-третьих, установлены твердые суммы в рублях за подачу заявления о выдаче лицензии и за ее выдачу (лицензионный сбор). Они теперь одинаковы для всех видов лицензирования и зачисляются в бюджет.

В-четвертых, утраченные лицензии могут быть переоформлены в упрощенном порядке. Их не нужно получать заново. Установлен также 15-дневный срок, в течение которого нужно уведомлять лицензирующий орган об обстоятельствах, которые являются основанием для переоформления лицензии.

В-пятых, лицензия может приостановлена вследствие только грубых или неоднократных нарушений лицензионных требований и условий. Она может быть аннулирована самим лицензирующим органом, если лицензиат в течение трех месяцев не уплатит лицензионный сбор. В остальных случаях лицензия может быть аннулирована лишь по решению суда (причем нужно доказать, что нарушение лицензиатом лицензионных требований и условий повлекло за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию России и т. п.).

Одним словом, в новой редакции Закона изменения оказались не слишком велики. Во всяком случае, они не заслуживали того шума, который был поднят вокруг них в средствах массовой информации! Может быть, рекламную компанию следует раздувать лишь в отношении действительно крупных изменений в законодательстве. Иначе создается видимость перемен там, где их на самом деле нет. Закон о лицензировании — яркий пример подобного «PR-законодательства».