Не стал ли порядок образования юридическим лиц явочным? / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Не стал ли порядок образования юридическим лиц явочным?

Корпоративное право, Новости 2002

Итак, с 1 июля 2002 года регистрация юридических лиц передана в ведение налоговых органов. Одновременно Правительство Р Ф утвердило целый пакет подзаконных актов, касающихся государственной регистрации. В них содержится немало любопытных положений, которые проанализированы ниже. Но главное в другом — налоговые органы освобождены от обязанности проверять законность содержания учредительных документов. Думать об этом теперь должны сами юридические лица и их учредители, а также многие кредиторы. Встает здесь и вопрос, вынесенный в заглавие данного материала.

По поводу передачи налоговым органами регистрации юридических лиц Министерство Р Ф по налогам и сборам (далее — МНС) даже выпустило обращение, согласно которому «появляется возможность объединения… государственной регистрации юридических лиц и их постановки на учет в налоговых органах». Впрочем, пока такого объединения не произошло — и всем приходится совершать две процедуры в одном и том же органе. Обращение МНС содержит также перечень адресов региональных органов МНС, в которые можно обращаться по вопросам государственной регистрации юридических лиц.

Помимо указанного обращения недавно Правительством Р Ф и МНС принят ряд нормативных актов, направленных на реализацию Закона Р Ф «О государственной регистрации юридических лиц». Рассмотрим их подробнее.

  1. Начнем с постановления Правительства Р Ф от 19 июня 2002 г. № 438 «О едином государственном реестре юридических лиц». Им утверждены Правила ведения Единого государственного реестра юридических лиц (далее — Реестр) и предоставления содержащихся в нем сведений (далее — Правила). В целом указанные Правила развивают положения Закона Р Ф «О государственной регистрации юридических лиц» и в особых комментариях не нуждаются. Однако в них имеются и некоторые любопытные положения.

Нуждается в комментариях п. 5 Правил. В нем сказано, что основанием для внесения соответствующей записи в Реестр является решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом либо иным органом в соответствии с федеральными законами о специальном порядке регистрации отдельных видов юридических лиц. Таким образом, выходит, что органы МНС в случае, когда решение о регистрации принято «иным органом», своего решения о регистрации не принимают. Ничего не сказано и о том, принимают ли они какое-либо отдельное решение о внесении записи в Реестр. Правда, в п. 7 сказано, что о внесении записи в Реестр регистрирующий орган, т. е. орган МНС, выдает отдельный документ. Однако отсюда напрямую не вытекает, что решение о внесении в реестр принято именно налоговым органом.

Так или иначе, но при отказе в государственной регистрации юридического лица заявитель будет вынужден обжаловать решение о государственной регистрации, принятое «иным органом», главным образом, органом юстиции. Однако данное решение не имеет правообразующего значения, поскольку все юридически значимые действия в отношении юридического лица связаны с внесением в Реестр. По сути, в решении «иного органа» нечего обжаловать. Но и налоговые органы, вроде бы, никаких решений, подлежащих обжалованию, не принимают. Непростая ситуация. Ее придется разрешать, скорее всего, судам, куда будут поданы иски об отказе в регистрации или об уклонении от ее проведения. И наиболее простым решением будет привлекать к участию в деле и органы МНС, и «иные органы» (органы юстиции, Центробанк РФ) в качестве ответчиков.

Правила вводят так называемый «основной государственный регистрационный номер» (ОГРН), т. е. номер записи о создании юридического лица после 1 июля 2002 г. или номер записи предоставления сведений о юридическом лице, зарегистрированном до 1 июля 2002 г. ОГРН, по смыслу Правил, выступает по сути как способ индивидуализации юридического лица, наряду с индивидуальным номером налогоплательщика (ИНН), который присваивается при его постановке на налоговый учет. ОГРН должен быть указан при совершении любых регистрационных действий в отношении конкретного юридического лица. Но, мало того, он еще должен быть указан «во всех документах юридического лица наряду с его наименованием».

При введении ОГРН Правительство Р Ф явно превысило свои полномочия. Ни Г К, ни Закон «О государственной регистрации юридических лиц» вовсе не предусматривают никакого ОГРН. По смыслу названных законов при каждом обращении в регистрирующий орган такому обращению присваивается самостоятельный номер. И не более того! Вопросы учета юридических лиц — дело налоговых органов. Возлагать соответствующие публичные обязанности на юридических лиц было бы несправедливо.

Особенно одиозно выглядит обязанность включать ОГРН во «все документы юридического лица». «Все документы» — понятие крайне расплывчатое. Под него можно повести любую бумажку, которая исходит от юридического лица, в том числе его договоры и даже инструкции по эксплуатации произведенных товаров. Последовательное применение на практике данного правила повлечет убытки юридических лиц. Но даже если убытки не возникнут, произойдет такое усложнение процедуры деятельности юридических лиц, от которого хотели избавиться при передаче их регистрации налоговым органам.

Столь же очевидно и дублирование ИНН и ОГРН, особенно если обратить внимание на составные части последнего. Один из этих номеров явно будет лишним. Тем не менее, решение о присвоении единого номера (одновременно и ИНН, и ОГРН) не принято. Поэтому юридическим лицам придется нудно переписывать во всех документах сразу два никому не нужных, но весьма длинных, номера.

Единственным приятным сюрпризом Правил выступает освобождение юридических лиц от обязанности самостоятельно обращаться за получением так называемых статистических кодов (п. 17). Эти коды органы статистики должны самостоятельно присвоить и выдать (направить) юридическому лицу. Посмотрим, как это будет работать.

  1. Теперь перейдем к постановлению Правительства Р Ф от 19 июня 2002 г. № 439 «Об утверждении форм документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, и требований к их оформлению». Формы документов сами по себе особых возражений не вызывают, за одним лишь исключением. В Требованиях к оформлению документов сказано, что они предоставляются на бумажном носителе и, по возможности, в электронном виде. Вместе с тем, непонятно, как можно предоставлять документы в электронном виде (ведь они должны быть подписаны!). Или это могут быть электронные образы письменных документов (отсканированные изображения). Но как тогда определить их аутентичность. И при любых условиях предоставление документов «в электронном виде» повлечет для юридических лиц дополнительные расходы, не предусмотренные Законом. Особенно если придется подтверждать их юридическую силу.
  2. Любопытен и Порядок взаимодействия регистрирующих органов при государственной регистрации юридических лиц, создаваемых путем реорганизации (далее — Порядок), который утвержден постановлением Правительства Р Ф от 19 июня 2002 г. № 439. В целом установленный Порядок выглядит разумным, но непонятно, почему столь содержательные нормы нельзя было закрепить в Законе Р Ф «О государственной регистрации юридических лиц»? Ведь между принятием Закона и утверждением Порядка прошел почти год! За это время можно было бы сделать многое.

Далее, вызывает серьезные сомнения способность регистрирующих органов выдержать установленные Законом сроки при слиянии и присоединении. Ведь при первом способе реорганизации некоторое время потребуется для извещения вышестоящего налогового органа — например, Министерства Р Ф по налогам и сборам. Если такое извещение будет производиться по почте, легко представить себе, насколько затянутся сроки регистрации. Что касается присоединения, то там внесение в реестр записи откладывается до момента, пока регистрирующие органы по месту нахождения присоединяемых юридических лиц не известят об исключении из реестра этих лиц. Опять-таки, при отправке таких извещений почтой нарушение сроков регистрации неизбежно.

Еще одно общее замечание касается не соблюдения сроков регистрации, а возможности юридических лиц, создаваемых в процессе реорганизации, фактически начать свою деятельность. Ведь до получения регистрационного дела налоговым органом невозможна постановка на налоговый учет, а значит, и совершение безналичных платежей. Но всем известно, как плохо работает российская почта. Жаль, что Порядок не содержит никаких правил на сей счет (например, временная постановка на налоговый учет до получения регистрационного дела на основании подтверждения налогового органа, который произвел регистрацию).

Полезно было бы определить и порядок взаимодействия регистрирующих органов в случае внесения в учредительные документы изменений, связанных с изменением места нахождения юридического лица. Там также возникает немало проблем при взаимодействии различных органов, но уже не столько регистрирующих, сколько налоговых.

  1. Что касается передачи дел юридических лиц, зарегистрированных до 1 июля 2002 г., но она регламентируется постановлением Правительства Р Ф от 19 июня № 441. Самое интересное в нем то, что не написано. В частности, не решен вопрос, как быть, если в реестре юридическое лицо есть, а регистрационного дела нет (погибло, утеряно, изъято правоохранительными органами и т. п.). Ничего не сказано и о том, должны ли регистрирующие органы предпринимать попытки по восстановлению утраченных дел и как они это будут делать. Видимо, этому вопросу будут посвящены специальные акты. Подождем.
  2. Весьма интересные положения содержатся в постановлении Правительства Р Ф от 19 июня 2002 г. № 442, которым утверждено Положение о порядке взаимодействия федерального органа юстиции и федерального органа исполнительной власти, уполномоченного осуществлять государственную регистрацию юридических лиц (далее — Положение). Как известно, органы юстиции принимают решения о регистрации общественных объединений, политических партий, религиозных объединений и торгово-промышленных палат. При этом они не ведут единого реестра юридических лиц, который находится в ведении налоговых органов. Соответственно необходим весьма четкий механизм взаимодействия между органами юстиции и налоговыми органами.

К сожалению, в обсуждаемом постановлении не удалось избежать дублирования реестров. Согласно п. 4 органы юстиции ведут так называемый ведомственный реестр указанных выше юридических лиц. В том же пункте сделан вывод, прямо не закрепленный в законе, о том, что политические и партии и профсоюзы относятся к общественным объединениям. Ясно, что Правительство Р Ф не имеет для такого вывода соответствующей компетенции, хотя в целом он логичен.

Органы юстиции вправе принимать решения об отказе в регистрации юридического лица. Это предусмотрено и соответствующими законами (правда, не всеми). Однако налоговые органы в принятии такого решения, исходя из смысла обсуждаемого Положения, никакого участия вроде бы не принимают. Вся ответственность возлагается на органы юстиции, которые не ведут реестр. Соответственно, решение органа юстиции о регистрации (как и об отказе в регистрации) не имеет самостоятельного значения, а должно рассматриваться как элемент юридического состава вместе с решением налогового органа о включении (или невключении) в реестр. Таким образом, налоговым органам вряд ли удастся избежать ответственности (во всяком случае, имущественной) за отказ в регистрации, который дал орган юстиции.

Нельзя не отметить и того, что при использовании существующей почтовой связи в процессе обмена документами между органами юстиции и налоговыми органами, сроки регистрации, скорее всего, будут нарушены. Особенно это заметно в части, касающейся процедуры реорганизации, скажем, общественных объединений, при которой к срокам пробега документов между органами юстиции и налоговыми органами добавятся сроки обмена документами между последними органами.

  1. Регламент взаимодействия МНС и Центробанка Р Ф по вопросам государственной регистрации кредитных организаций от 26 июня 2002 г. вызывает те же сомнения, что и акты, проанализированные выше.

И, наконец, последнее. Закон Р Ф «О государственной регистрации юридических лиц» не возлагает на регистрирующие органы обязанности проверять законность содержания учредительных документов. Нет и такого основания для отказа в регистрации как несоответствие учредительных документов закону. Правда, для некоторых разновидностей юридических лиц перечень оснований отказа сформулирован более широко, но это погоды не делает. Отсюда возникает вопрос: а зачем вообще нужна государственная регистрация юридических лиц? Неужели только для того, чтобы проверить, подан ли весь необходимый комплект документов в надлежащий орган! И стоит ли ради этого «городить огород»? Проверить все это можно и при постановке юридического лица на налоговый учет.

Существовавший на протяжении последних десяти лет порядок образования юридических лиц называли нормативно-явочным, поскольку такое образование происходит, с одной стороны, в соответствии с законом, а с другой, путем волеизъявления частных лиц. И то, и другое Закон Р Ф «О государственной регистрации юридических лиц» вроде бы сохраняет. Однако законность образования юридического лица регистрирующими органами не проверяется, хотя обязанность регистрации, тем не менее, сохранена. Причем с государственной регистрацией закон по-прежнему связывает возникновение юридического лица, т. е. субъект гражданского права возникает из сложного юридического состава — гражданско-правовой сделки и административно-правового акта (регистрации). Следовательно, можно сделать вывод о том, что нормативно-явочный порядок образования юридического лица у нас сохраняется, но его нормативность ослаблена настолько, что впору ставить вопрос об отмене обязанности производить государственную регистрацию юридических лиц и переходить к явочному порядку их образования.

И при любых обстоятельствах теперь заботиться о законности содержания учредительных документов юридических лиц придется не только им самим и их учредителям (участникам), но и многим контрагентам. Представим себе гипотетическую ситуацию. Учредительные документы юридического лица, который является крупным должником, признаны ничтожными. Начинается его ликвидация, в ходе которой кредитор рискует не получить причитающегося ему не столько потому, что должник — банкрот, сколько из-за того, что в результате ликвидации дела приходят в расстройство. Ранее у кредитора была хотя бы минимальная уверенность, что с учредительными документами все в порядке. Теперь никакой уверенности нет: документы могут содержать явно незаконные положения, а отказать в государственной регистрации будет нельзя. И что дальше! Нет ответа…