Государственная регистрация юридических лиц. Что нового? / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Государственная регистрация юридических лиц. Что нового?

Корпоративное право, Новости 2001

Вот и закончилась многолетняя эпопея с принятием Закона о государственной регистрации юридических лиц. Правда, если читатель думает, что нашим законодателям удалось создать шедевр, он крупно ошибается. Ведь на протяжении последних шести месяцев обсуждали и принимали вовсе не тот проект, над которым работали годами, а совершенно новый. Причем скроенный на скорую руку, и без серьезного обсуждения юридической общественности. Так что же нас ждет?

Закон о государственной регистрации юридических лиц (далее — «Закон») предназначен для того, чтобы заменить разношерстные акты о государственной регистрации юридических лиц, принятые в субъектах Федерации и трактующие эту регистрацию по-своему. Унификация правил регистрации в масштабах России — само по себе дело благое, даже если результат законотворческих усилий далек от совершенства.

Регистрация, по сути, административная процедура, однако она имеет важное значение для гражданского права, поскольку в результате нее появляется такой важный его субъект как юридическое лицо. Иными словами, государственная регистрация юридических лиц — это административный акт, влекущий гражданско-правовые последствия.

С принятием Закона так и остался неразрешенным вопрос о том, кто же будет осуществлять государственную регистрацию юридических лиц. Интрига в том, что ее хотели поручить налоговым органам (смотри одну из наших предыдущих новостей). Так что нас ждут еще перемены. Ведь в ст. 2 Закона регистрирующий орган не определен. Слово за Правительством России.

Зато несомненным плюсом будет ведение единого в масштабах России государственного реестра юридических лиц. Правда, неясно, кто и за чей счет будет создавать этот реестр и как долго продлится его создание. Пока что реестры есть даже не во всех субъектах Федерации. Возможно, единого реестра не будет еще многие десятилетия. Во всяком случае, организационные предпосылки для создания реестра в Закон не заложены. Тем более в этот реестр не попадут индивидуальные предприниматели, регистрация которых обсуждаемым Законом вообще не предусмотрена.

В будущий реестр должны быть внесены данные об адресе (месте нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица, по которому с последним осуществляется связь (п. 1 ст. 5 Закона). Здесь явно не все в порядке с понятиями. ГК говорит о месте нахождения юридического лица, которое определяется местом его государственной регистрации. Закон же ведет речь о месте нахождения исполнительного органа юридического лица, которое одновременно объявляется и почтовым адресом общества. В результате без ответа остается вопрос, может ли юридическое лицо иметь почтовый адрес, отличный от места нахождения его исполнительного органа?

Что же касается места государственной регистрации юридического лица, то оно позднее, в п. 2 ст. 8, привязано к месту нахождения исполнительного органа, поскольку именно по этому месту и подаются документы о регистрации юридического лица. Таким образом, давняя коллизия о месте нахождения юридического лица разрешена в пользу места нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия такого исполнительного органа — в пользу места нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

В реестре должны содержаться данные о лице, которое имеет право действовать от имени юридического лица без доверенности, причем они считаются достоверными до тех пор, пока в реестр не будут внесены изменения. Речь в данном случае идет, конечно же, о данных генерального директора. При регистрации юридического лица они окажутся в реестре. Но вот потом? Кто, как и за чей счет должен их обновлять? По смыслу Закона — сами зарегистрированные юридические лица, причем под страхом не установленной ответственности. На практике же, скорее всего, никто.

Вряд ли заставит вносить обновления угрожающая фраза о том, что сведения реестра считаются достоверными, до тех пор пока они не изменены. Уволившийся по правилам КЗоТ генеральный директор не может быть насильно оставлен в должности. Он уволен и уже не несет ответственности за действия юридического лица. До ликвидации же юридических лиц, не сообщающих данные о себе в реестр, вряд ли дойдут руки. Особенно с учетом столь коротких сроков регистрации, которые потребуют усилий всех работников регистрирующего органа, чтобы их не пропустить. Хотя такая возможность Законом предусмотрена.

Регистрирующий орган вправе обратиться в суд с требованием о ликвидации юридического лица в случае допущенных при создании такого юридического лица грубых нарушений закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер, а также в случае неоднократных либо грубых нарушений законов или иных нормативных правовых актов о государственной регистрации юридических лиц.

Несомненно, приятной новостью является регистрация за 5 дней. Многие оценят и возможность направлять документы на регистрацию по почте, и недопустимость требовать предоставления документов, не названных в законе. Впрочем, последнее правило существовало и ранее, но не соблюдалось. Любопытно и то, что сам регистрирующий орган должен извещать другие государственные органы о регистрации. Однако остается неясным, кого и как должно извещать зарегистрированное юридическое лицо. Возможно, сохранится нынешнее положение, когда извещает и регистрирующий орган, и само юридическое лицо, причем последнее несет за это весьма строгую ответственность и одновременно лишено возможности нормально действовать до тех пор, пока всех не известит.

Явно ухудшит положение регистрируемых юридических лиц необходимость нотариального удостоверения подписи заявителя о регистрации на соответствующем заявлении в регистрирующий орган. Четко определен и круг возможных заявителей. Правда, способно «подсластить пилюлю» то, что нужно только свидетельствовать подпись, а не нотариально удостоверять учредительные документы, что было во много раз дольше и дороже.

Странно выглядит положение о том, что при создании юридических лиц могут быть представлены подлинники или нотариально удостоверенные копии учредительных документов (ст. 12, 14 Закона). Отличие подлинника от копии состоит в том, что на последней нет собственноручных подписей учредителей. Правильно ли регистрировать юридическое лицо на основании копии и где будут находиться подлинники? Как проверить, что подлинники вообще были подписаны и кем? Нет ответа.

В абз. 1 п. 1 ст. 14 Закона выпал куда-то такой способ реорганизации юридического лица как присоединение. Вряд ли Закон имел целью исключить его. Это просто ошибка. Тем более что в подпункте «г» того же пункта о нем идет речь.

Основанием для отказа в регистрации может быть только непредставление всех требуемых документов и представление их в ненадлежащий регистрирующий орган (п. 1 ст. 23). Таким образом, не может быть основанием для отказа в регистрации противоречия учредительных документов действующему законодательству. Очевидно, при комплекте документов, поданных в надлежащий орган, но содержащих незаконные положения, регистрирующий орган не имеет права приостанавливать регистрацию и направлять документы на доработку. Ведь такая процедура Законом не предусмотрена. Да и как быть, если учредители не хотят вносить изменения в учредительные документы.

Поэтому если в учредительных документах, по мнению регистрирующего органа, содержатся незаконные положения, то у него есть два выхода — либо зарегистрировать юридическое лицо в том виде, в каком оно подано, либо обратиться в суд с иском о признании учредительных документов недействительными (причем в срок, установленный для регистрации юридического лица). Третьего не дано. Любопытная ситуация. Какой выход из нее найдут регистраторы? Посмотрим.

Пожалуй, основной недостаток Закона состоит в том, что в нем отсутствует регламентация многих вопросов, которые отданы на откуп Правительству. В результате закон в весьма серьезной степени утрачивает качество акта прямого действия. А как определит Правительство «детали», не знает пока никто, хотя, по известной поговорке, в них то и таится «нечистый». Что ж, подождем…

Тем более что Закон вводится в действие с 1 июля 2002 года, и еще 6 месяцев отводится на то, чтобы юридические лица представили в регистрирующий орган сведения, которые должны быть включены в реестр. Причем непредставление этих сведений является основанием для ликвидации такого юридического лица на основании заявления регистрирующего органа.