Теоретико-правовые основы учения о договоре / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Теоретико-правовые основы учения о договоре

Обязательственное право, Книги

Корецкий А.Д.
М.; Юридический центр Пресс, 2001 г.

В современном обществе договор приобретает всё большее значение в самых разных областях жизни, а потому требует не только отраслевых, но и общетеоретических исследований. Одну из таких попыток представляет собой настоящая работа. Автор исходит из естественно-правовых установок, что вносит в учение о договоре некоторые свежие идеи, ведь традиционно этот институт рассматривался с позитивистских позиций. Впрочем, в работе скорее ставятся теоретические проблемы, а не предлагаются их решения.

Цель и назначение работы

Автор попытался осмыслить договор с позиций общей теории права, поэтому книга предназначена, в основном, для тех, кто интересуется проблемами данной отрасли знаний. Однако сам автор — специалист по гражданскому праву, поэтому некоторые её части (особенно глава 3) будут интересны, в первую очередь, цивилистам.

Содержание работы

Во введении автор излагает методологическую основу своей работы, а также обозначает предмет исследования: договор и его роль в механизме правового регулирования.

Сама работа состоит из трёх глав, разбитых на параграфы.

Глава 1. Теоретические основы договорных отношений.

  • § 1. Понятие, свойства и структура договора.
  • § 2. Общетеоретическая классификация договоров.
  • § 3. Юридическая природа договора.

Глава 2. Механизм правового регулирования и институт договора.

  • § 1. Современное состояние и дальнейшее развитие учения о механизме правового регулирования.
  • § 2. Функции и значение договора в системе механизме правового регулирования.
  • § 3. Место и роль договора в системе отраслей российского права.

Глава 3. Актуальные проблемы договорного регулирования общественных отношений.

  • § 1. Дискуссионные вопросы определения границ сферы применения договора для регулирования общественных отношений.
  • § 2. Понятие, признаки и классификация недобросовестных условий договоров.
  • § 3. Проблемы толкования договоров и доказывания его условий.
  • § 4. Проблемы защиты договорных отношений и последствий признания соглашений противозаконными (недействительными).

В заключении автор подводит итоги, суммируя полученные выводы.

Достоинства работы

Автор разграничивает юридические и фактические договоры: первые являются конкретизацией юридической нормы, а вторые не связаны с позитивным правом, а потому могут носить нелегальный характер (17, 18). Такой подход представляется обоснованным, следует только иметь в виду, что исследование фактических договоров носит скорее социологический, чем юридический характер.

Автор правильно поставил вопрос об усилении роли договора в механизме правового регулирования: договор постепенно перестаёт быть институтом только частного права, всё активнее проникая в область публичных отношений (с. 150). Автор предлагает принять межотраслевой закон о роли договора, порядке его заключения, основаниях признания его недействительным, (с. 162, 205), но Россия пока явно не готова к этому. Однако, активизировать разработку проблем договора в публичном праве необходимо.

В книге правильно поставлен вопрос о необходимости законодательного запрета включения в договор недобросовестных условий, формально соответствующих норме права, однако лишающих экономически слабую сторону разумно причитающегося ей по договору без надлежащего возмещения или, без достаточных оснований, освобождающих сильную сторону от ответственности (с. 167, 198, 199).

Можно согласиться и с тем, что при толковании договора необходимо в большей степени исследовать подлинные намерения сторон, ибо однозначное требование ст. 431 ГК о приоритете буквального толкования не может быть последовательно проведено на практике.

Недостатки работы

Поставив задачу общетеоретического осмысления института договора, автор затем выясняет «суть явления, именуемого договором» исключительно на материале гражданского права, ибо именно данной отраслью «наиболее подробно разработано учение о договоре» (с. 17). В итоге, широкий замысел книги свёлся к цивилистическому исследованию, с отступлениями в область теории права и других дисциплин.

Автор нередко непоследователен. Например, он критикует данное в ст. 420 ГК определение договора как соглашения сторон, указывая, что термины «договор» и «соглашение» — синонимы, а потому данное определение не несет смысловой нагрузки (с. 12). Однако далее фактический договор раскрывается через «свободносогласованное намерение нескольких лиц» (с. 35). Чем это понятие лучше «соглашения», учитывая, что «соглашение — абсолютно необходимый элемент любого договора» (с. 28), о чем говорит и сам автор (с. 29)?

А.Д. Корецкий также считает очевидным, что понятие «соглашение» не совпадает с понятием «действие», а поскольку нормы о сделках и договорах находятся в разных главах ГК, нет оснований отождествлять договор со сделкой (с. 79). Считая договор лишь «намерением», а сделку — действием по его реализации (с. 56, 80), автор утверждает, что консенсуальный договор сделкой не является (с. 82). Во-первых, как уже отмечалось, сам автор фактически смешивает понятия «намерение» и «соглашение». Во-вторых, никто не пытается отождествить соглашение с действием, все говорят о том, что соглашение (договор) является разновидностью действия (сделок). В связи с этим попытку развести сделку и договор нельзя признать обоснованной.

На стр. 28 автор указывает, что элементами договора являются согласие сторон принять на себя определённые обязанности, субъективная выполнимость и намерение добровольно их исполнять. Однако уже на стр. 46 он говорит, что у нормативного договора отсутствуют такие элементы, как «свободная согласованность» и «собственный интерес его участников». Почему о них ничего не сказано на страницах, где раскрываются понятия «элементы договора», и что под ними следует понимать, остаётся неясным. На стр. 50 автор утверждает, что гражданско-правовые классификации договоров всегда базируются на договорах, уже нашедших своё закрепление в текстах законов. Это плохо соотносится с мыслью о том, что появление новых договоров опережает реакцию законодателя, ведь известный практике договорный тип вполне пригоден для своего законодательного закрепления.

Далеко не все поставленные автором вопросы им решены. Примером может служить толкование условий договора. Выше уже отмечалась правильность вывода о том, что буквальное толкование не всегда может быть последовательно проведено на практике, в связи с чем автор предлагает чаще обращаться к выяснению подлинных намерений сторон. Однако поскольку сам автор отмечал низкий уровень подготовки судейского сообщества (стр. 182 — 188), уместен вопрос, а не приведёт ли такое толкование к полному произволу судей. Следует подробно исследовать вопрос не только целесообразности отхода от принципа буквального толкования договора, но и возможные случаи таких отступлений, их последствия и т. п.

Другим примером является проблема «детерминированных» договоров, в которых одна из сторон не может отказаться от их заключения или от предлагаемых условий. Автор считает, что отсутствие возможности отказаться от навязанных условий делает нереальным фактический и омертвляет юридический договор (с. 60). Связано это с тем, что между сторонами отсутствует равенство. Однако как это соотносится с проблемой метода правового регулирования? Означает ли отсутствие равенства, что случаи такого принуждения не относятся к частному праву или необходимо пересмотреть привычный (хотя и не бесспорный) критерий отграничения частного права от публичного?

Идея о различии фактического и юридического договора не получила в работе должного освещения и развития. С одной стороны, автор говорит о том, что фактические договоры являются ядром юридических (с. 19), а в некоторых случаях, в частности, при нежелании сторон добровольно их исполнять, по сути дела прекращаются (с. 31). С другой стороны, не сделаны выводы, значимые для права: является ли разрушение фактического договора основанием для прекращения юридического или признания его недействительным?

Доступность

Цена книги в 170 рублей (Санкт-Петербургский дом книги) представляется слишком большой для работы в 200 страниц, которые правильно поднимают некоторые проблемы теории договора, но не разрешают удовлетворительно ни одну из них.