Что будет в случае войны / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Что будет в случае войны

Общие вопросы гражданского права, Новости 2002

2 февраля вступил в силу Федеральный Конституционный Закон «О военном положении» от 16 января 2002 г. № 1-ФКЗ. (далее — Закон), который в соответствии с п. 3 ст. 87 Конституции устанавливает режим военного положения в России. Его целью является создание условий для предотвращения или отражения агрессии против России. Хотя в настоящее время угрозы безопасности страны нет, абсолютно исключать возможность войны, к сожалению, нельзя. В условиях военного положения для обеспечения обороны страны могут ограничиваться права и свободы граждан и организаций, в том числе те, которые регулируются гражданским законодательством. Посмотрим, какие ограничения могут быть введены…

Военное положение вводится указом Президента России на всей или на части территории РФ (ст. 4). На территориях, на которых введено военное положение, может быть ограничена правоспособность физических и юридических лиц. Речь идёт об ограничении свободы передвижения, въезда на данную территорию и выезда с неё (подп. 4 п. 2 ст. 7), запрещении или ограничении свободы выбора места пребывания и жительства (подп. 8 п. 2 ст. 7), запрете или ограничении въезда граждан на территорию РФ и выезда с неё (подп. 17 п. 2 ст. 7). В отношении граждан иностранного государства, воюющего в Россией, предусмотрена возможность интернирования (подп. 16 п. 2 ст. 7), которое, однако, может применяться только в случае агрессии (п. 3 ст. 7). Все эти меры являются ограничениями правоспособности физических лиц (ст. 10 ГК), однако могут рассматриваться и как ограничения субъективного неимущественного права на свободу передвижения и выбора места жительства.

Подп. 19 п. 2 ст. 7 предусматривает возможность прекращения деятельности в России тех международных и иностранных организаций, в отношении которых имеются достоверные сведения о ведении ими деятельности, направленной на подрыв обороны и безопасности государства. Остаётся неясным, прекращается ли только деятельность организации или эта организация ликвидируется (закрывается её филиал или представительство). В первом случае мы должны говорить об ограничении правоспособности, во втором — о её прекращении. Осуществляется эта мера указом Президента (подп. 11 ст. 11). Нельзя не отметить, что понятие «достоверные сведения» является оценочным, что позволит закрыть в РФ любую организацию, нежелательную для власти.

Обратимся теперь к ограничениям имущественных прав. Во время действия военного положения может производиться реквизиция необходимого для нужд обороны имущества у граждан «с последующей выплатой государством стоимости изъятого имущества» (подп. 7 п. 2 ст. 7). Её могут проводить федеральные органы исполнительной власти на основании указа Президента (подп. 5 п. 2 ст. 14), который, видимо, и должен установить конкретный орган, который её осуществляет, порядок её проведения, порядок определения стоимости изъятого имущества, и период времени, в течение которого выплачивается его стоимость. Однако Закон о таких полномочиях Президента не упоминает, а значит, указ может не содержать соответствующих положений. В этом случае налицо угроза превращения реквизиции в конфискацию.

В соответствии с подп. 13 п. 2 ст. 7 у граждан может проводиться изъятие оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, а у организаций — также учебной и военной техники. Данная норма ничего не говорит о выплате стоимости имущества, что создаёт впечатление о безвозмездности его изъятия. Является ли оно реквизицией или конфискацией? Реквизиция может применяться в чрезвычайных обстоятельствах в интересах общества (ст. 242 ГК), что охватывает данную ситуацию, однако производится на возмездной основе. Конфискация безвозмездна, однако может проводиться в качестве санкции за совершение правонарушения (ст. 243 ГК), которого в данном случае нет. Очевидно, что Закон в данном случае либо неполон (не содержит положения о выплате стоимости изъятого) либо противоречит одной из двух указанных норм. В соответствии с ч. 2 п. 2 ст. 3 ГК нормы ГК должны иметь приоритет над нормами гражданского права, содержащимися в других законах. Однако данный Закон относится к числу конституционных, т. е. имеет более высокий статус, чем ГК, поэтому приоритет, вроде бы, должны иметь нормы Закона. Правда, есть еще Конституция, не допускающая насильственного изъятия у граждан имущества без решения суда. Тем не менее, Конституционный суд РФ истолковал соответствующее положение Конституции таким образом, что решение суда нужно далеко не во всех случаях. К сожалению, на практике именно второе толкование, скорее всего, получит перевес, что приведёт к неоправданному ограничению права собственности путем буквального применения Закона о военном положении.

В зоне действия военного положения подвергается дальнейшим ограничениям оборот некоторых видов вещей: запрещается продажа оружия, боеприпасов, устанавливается особый режим оборота лекарственных средств, содержащих наркотические вещества (подп. 13 п. 2 ст. 7). В соответствии с этим же пунктом в зоне действия военного положения устанавливается особый режим оборота спиртных напитков. Данные положения сформулированы недостаточно чётко. Во-первых, закон прямо не запрещает отчуждение оружия иным, чем продажа, способом. Во-вторых, не определено, какой орган власти может устанавливать дополнительные ограничения оборота лекарств и спиртных напитков, говориться лишь о том, что указанные полномочия осуществляют федеральные органы исполнительной власти на основании указа Президента (п. 2 ст. 14).

В соответствии с п. 1 ст. 8 Закона как на территории, на которой введено военное положение, так и на других территориях могут быть предусмотрены меры, временно ограничивающие «осуществление экономической и финансовой деятельности, оборот имущества, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств», право на поиск, получение, передачу, производство и распространение информации. Также могут быть «временно изменены форма собственности организаций, порядок и условия процедур банкротства, режим трудовой деятельности и установлены особенности финансового, налогового, таможенного и банковского регулирования». Данные меры могут быть введены как законами, так и иными правовыми актами (ввиду отсутствия специальных указаний под последними следует понимать только указы Президента и постановления Правительства — п. 6 ст. 3 ГК). Как видно, могут быть ограничены почти все имущественные права, регулируемые гражданским законодательством. Особо следует отметить возможность изменения формы собственности организаций. Конституция Р Ф признаёт государственную, муниципальную, частную и иные формы собственности. Маловероятно, что речь идёт о смене государственной или муниципальной формы собственности на частную, которая осуществляется в форме приватизации: для военного времени характерна централизация всех средств. Если же речь идёт о смене частной формы собственности на какую-либо иную, то, по сути, речь идёт о реквизиции, конфискации или национализации. Как могут эти меры быть проведены временно? На каких условиях и в каком порядке осуществляется обратное изменение формы собственности? Выплачивается ли собственникам какая-либо компенсация? Закон оставляет эти вопросы без ответа.

Мы уже говорили о возможности прекращения деятельности некоторых иностранных и международных организаций. Необходимо отметить, что Закон не предусматривает имущественных последствий этой меры. Если речь идёт только о прекращении деятельности, то организация может оставаться собственником своего имущества, хотя неясно, как она будет им управлять: её деятельность прекращена. Если же она ликвидируется, что происходит с её имуществом? Ведь в условиях военного времени вряд ли будет возможно провести ту длительную процедуру ликвидации, которая предусмотрена ГК в качестве общего правила. Правом прекращать деятельность указанных организаций обладает Президент (подп. 11 ст. 11), поэтому не исключено, что соответствующие правила будут предусмотрены именно его указом, однако правильно ли отдавать решение данного вопроса на откуп подзаконного акта, да ещё в такой неопределённой форме? Ведь административный порядок реализации этой меры может серьёзно нарушить права организации.

Теперь об ограничениях неимущественных прав. Хотя принудительный труд, по общему правилу, запрещён, в период военного положения на территории, на которой оно действует, допускается привлечение граждан к выполнению работ для нужд обороны или ликвидации последствий применения оружия и некоторых других целей. Порядок привлечения к таким работам устанавливается Правительством (подп. 6 п. 2 ст. 7), а само привлечение к работам — федеральными органами исполнительной власти (подп. 4 п. 2 ст. 14).

Подп. 11 п. 2 ст. 7 предусматривает возможность осуществления досмотра транспортных средств в зоне действия военного положения. В соответствии с подп. 12 п. 2 ст. 7 возможно осуществление проверки документов граждан, их личный досмотр, досмотр их вещей и жилища. Таким образом, ограничены право на личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища, что может привести и к нарушению других прав: права на тайну личной жизни и т. д. Нелишне напомнить, что ограничения права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, не допускаются (п. 3 ст. 57 Конституции). Определено, что данные полномочия могут осуществляться органами федеральной исполнительной власти и военного управления. Данные органы могут также производить задержание граждан и транспортных средств на срок до 30 суток по основаниям, предусмотренным федеральными законами.

Наконец, Законом предусмотрено изъятие из общего порядка заключения договоров: введение военного положения даёт право Правительству Р Ф определять порядок заключения договоров (контрактов) на выполнение заказов в целях обеспечения обороны, а также порядок прекращения действия ранее заключённых договоров (подп. 3 п. 1 ст. 13 Закона).

Таким образом, мы можем сделать следующие выводы. Во-первых, в целях обеспечения обороны страны могут ограничиваться почти любые имущественные права граждан, ограничиваются также многие неимущественные права. Однако правовых последствий таких ограничений закон не предусмотрел. Не содержатся они и в гражданском законодательстве, что способно породить правовой вакуум и привести к произволу в тяжёлых условиях военного положения. Данный недостаток усугубляется тем, что законом практически не определены органы, уполномоченные вводить такие ограничения. Нельзя не отметить, наконец, что закон почти всё время говорит о гражданах, что оставляет открытым вопрос о возможности ограничения прав иностранцев и лиц без гражданства. С одной стороны, нелогично ограничивать права граждан и не делать этого в отношении чужих для государства лиц. С другой стороны, данный закон предусматривает ограничения прав, что является исключением из общих правил о правоспособности и регулировании имущественных и неимущественных прав, а исключения, как известно, не могут толковаться расширительно. Остаётся только надеяться, что военное положение никогда не будет введено и данные вопросы не будут возникать на практике.