Отвечает ли государство за вред, понесенный гражданами в результате взрывов домов в Москве в сентябре 1999 г.? / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Отвечает ли государство за вред, понесенный гражданами в результате взрывов домов в Москве в сентябре 1999 г.?

Общие вопросы гражданского права, Обязательственное право, Новости 2002

Недавно средства массовой информации сообщили о предъявлении к Российской Федерации иска о возмещении морального и материального вреда двумя родственницами лица, погибшего во время взрыва дома в Москве на улице Гурьянова. Они требуют возмещения в связи с тем, что государство не обеспечило право на жизнь и безопасность своих граждан, проживающих во взорванном доме. Поскольку прямо обязанность государства возмещать вред в таких случаях законом не предусмотрена, шансы на выигрыш дела невелики. Однако обоснование позиций сторон может быть весьма любопытным.

Возможное удовлетворение заявленного иска фактически приведет к возрождению полузабытой, хотя и весьма романтической, нормы ст. 30 Закона Р Ф от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР». Согласно этой статье, ущерб, причиненный собственнику преступлением, возмещается государством по решению суда. Понесенные при этом государством расходы взыскиваются с виновного в судебном порядке в соответствии с законодательством РСФСР. Впрочем, судьба обсуждаемой нормы, которая, в общем-то, практически не действовала, может дать представление и о будущем решении суда. Конечно, иск заявлен не собственником, понесшим ущерб, но в данном случае это непринципиально. Отвлечемся сразу же и от обсуждения возможности предъявления иска о возмещении вреда, причиненного преступлением, вне рамок уголовного дела и до его окончания.

Конституционная норма говорит о том, что государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется. Однако в Конституции под гарантиями понимается комплекс организационных, экономических, политических, идеологических и юридических мер, обеспечивающих соблюдение прав граждан, а не гарантия вроде банковской. Кроме того, Конституцию при ее буквальном прочтении можно трактовать так, что гарантируется именно осуществление защиты, а не состояние защищенности как результат такой деятельности. Поэтому вряд ли ст. 45 Конституции Р Ф может быть положена в основу иска. Аргументы истцов, видимо, будут строиться примерно по следующей схеме.

  1. Конституцией и Федеральными законами о милиции и федеральной службе безопасности предусмотрена обязанность государства не только обеспечить гражданам право на жизнь, но и предотвращать преступления.
  2. Преступление предотвращено не было, в результате чего произошел теракт.
  3. Государство не выполнило своей обязанности и потому должно отвечать за вред, причиненный преступлением.

По сравнению с позицией, основанной только на Конституции, эта выигрывает тем, что в Законе «О милиции», например, прямо указано, что задачами милиции являются:

  • обеспечение личной безопасности граждан;
  • предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений;
  • раскрытие преступлений;
  • охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности.

Закон, таким образом, недвусмысленно устанавливает обязанность государства предупреждать и пресекать преступления. Скорее всего, процесс и будет идти в основном на базе ГК и федеральных законов, а не Конституции. Согласно Г К РФ ответственность за причинение вреда возлагается на причинителя вреда; законом обязанность возмещения вреда может быть возложена также на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Применительно к нашему случаю государство можно будет признать причинителем вреда лишь тогда, когда будет установлено, что в допущении терактов повинен государственный служащий, за которого и должно отвечать государство. Ответственность государства за допущение преступления, совершаемого посторонним лицом, напрямую законом не установлена, то есть отвечать должен виновный в причинении вреда. Вместе с тем, по обстоятельствам дела государство нельзя обвинить в непосредственном причинении вреда.

И тут, скорее всего, истцы попытаются использовать нормы ГК о солидарной ответственности: лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Размышляя в этом ключе и призвав на помощь теорию уголовного права, можно прийти к выводу, что без действия (или бездействия) каждого из ответчиков вред не был бы причинен. Государство, бездействуя в ситуации, когда на нем лежит обязанность защищать жизнь и безопасность своих граждан, фактически является сопричинителем вреда.

Однако при солидарной ответственности состав правонарушения должен быть установлен для всех солидарных должников (должно быть налицо совместное причинение вреда). Здесь мы подходим к необходимости установления причинно-следственной связи между бездействием государства и последствиями взрыва, совершенного террористами. Огромное поле для маневра!

Государство в свою защиту непременно использует теорию абстрактной или конкретной возможности: нарушитель должен отвечать, если он обусловил действительность результата, то есть воплотил в отличительных особенностях последнего индивидуальные свойства своего неправомерного поведения. Причинитель вреда должен совершить такое действие, благодаря которому дальнейшее превращение возможности в действительность ставится в зависимость от обстоятельств, и без того повторяющихся в данной конкретной обстановке (О.С. Иоффе).

Иными словами, если между действием одного лица и наступившим вредом вклинились неправомерные действия другого лица, которые и обусловили наступление результата, который не наступил бы без этих действий, то нет и юридически значимой причинной связи между действиями первого лица и наступлением последствий. А раз нет причинной связи, то нет и ответственности. Кроме того, должна быть установлена вина государства, то есть умысел или неосторожность.

Оставим умысел Борису Абрамовичу. Остается неосторожность. Для освобождения от ответственности государству надо лишь доказать, что оно приняло все меры для надлежащего исполнения своих обязанностей. Накануне взрыва дома на Каширском шоссе его проверял участковый, написавший рапорт о том, что он не заметил ничего подозрительного. Однако даже там служебная проверка установила, что его вины в произошедшем нет, так как подвал, в котором находилась взрывчатка, был закрыт, а вскрывать его участковый права не имел.

(21.09.99 17:18 Начальник Московского ГУВД Николай Куликов дал пояснения к сюжетам воскресной программы «Зеркало» и вчерашнего вечернего выпуска «Вестей», где речь шла о рапорте участкового инспектора Кузового, который накануне взрыва обследовал помещения в печально известном доме на Каширском шоссе. Николай Куликов считает, что в случившемся нельзя винить только участкового, действия которого полностью соответствовали рапорту. Указания взламывать закрытые на замок двери он не получал).

Даже в этом случае в иске, видимо, было бы отказано. Иск, однако, заявлен жителями другого дома, который был взорван первым. Поэтому там даже обходы участковым не проводились.

В целях защиты ответчиком может быть использован и Закон РСФСР «О собственности», вернее, тот факт, что он был отменен в части компенсации вреда, причиненного преступлением. Из этого факта следует, что государство не отвечает за вред, причиненный преступником, если тот не связан с государством.

Суд, видимо, также сошлется на постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением». Там сказано, что солидарная материальная ответственность не возлагается на лиц, которые осуждены за самостоятельные преступления, не связанные общим намерением, а также на лиц, когда одни из них осуждены за корыстные преступления, а другие за халатность, хотя бы действия последних объективно в какой-то мере и способствовали совершению первыми своих преступлений.

Таким образом, у истцов крайне мало шансов добиться удовлетворения своих исков.