Исчезают последние стимулы исполнять судебные решения / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Исчезают последние стимулы исполнять судебные решения

Гражданский процесс, Новости 2001

30 июля 2001 года Конституционный Суд России принял постановление, согласно которому были признаны неконституционными некоторые положения Закона «Об исполнительном производстве». Речь идет о п. 1 ст. 77 и п. 1 ст. 81 названного Закона. Теперь исполнительский сбор, который составляет 7 процентов от суммы, взыскиваемой судебным приставом-исполнителем, не может быть получен в первоочередном порядке по отношению к взыскиваемой сумме. При взыскании сбора также должна быть учтена вина должника.

  1. Первый вопрос, который поставил Конституционный Суд России, состоял в том, не нарушает ли Конституцию сама возможность принудительного исполнения судебных решений органами исполнительной власти, к которым относятся судебные приставы-исполнители. Исходя из Конституции России и подписанных международных конвенций, Суд признал конституционность исполнения судебных решений судебными приставами-исполнителями, а также допустимость установления в законе санкций за неисполнение.
  2. Конституционный Суд также признал допустимым наложение судебными приставами-исполнителями в соответствии с выносимыми им постановлениями санкций за неисполнение их требований — в частности, в форме взыскания 7-процентного исполнительского сбора. Причем такой сбор был признан не налогом или иным аналогичным платежом, а именно штрафом (наказанием, административной санкцией). Размер такого штрафа должен быть соразмерен характеру нарушения и дифференцирован. Причем 7-процентный размер является лишь верхней границей, конкретный же размер штрафа должен зависеть от характера правонарушения, размера вреда, степени вины и т. п.
  3. С учетом ранее вынесенных постановлений (в частности, по Закону о федеральных органах налоговой полиции) Суд подтвердил, что вынесение постановлений судебным приставом-исполнителем, а не судом, конституционно и не нарушает право частной собственности в том виде, в котором оно гарантировано Конституцией, поскольку допускает возможность судебного обжалования. Впрочем, сомнительность этого вывода Конституционного Суда многим казалась ранее и кажется сейчас очевидной. Ведь Конституция в ст. 35 не делает никаких исключений из правила о том, что собственник может быть лишен своего имущества только по решению суда. Поэтому и ранее вынесенные и обсуждаемое Постановления противоречат в этой части тексту Конституции. Однако практика уже сложилась.
  4. Выносимое судебным приставом-исполнителем постановление о взыскании 7-процентного сбора носит производный характер и не может служить юридическим основанием для открытия отдельного производства. Взыскивая сбор, судебный пристав должен учитывать отсутствие уважительных причин для неисполнения судебного решения. Это положение Конституционный Суд истолковал в том смысле, что должна учитываться вина должника. Если должник невиновен, сбор взыскиваться не должен. И в части отсутствия необходимости учета вины должника п. 1 ст. 81 Закона «Об исполнительном производстве» признан неконституционным. Правда, отсутствие своей вины в неисполнении должнику нужно доказать самому.
  5. Согласно п. 1 ст. 77 Закона «Об исполнительном производстве» исполнительский сбор (вместе со штрафами, наложенными на должника, расходами по совершению исполнительных действий) взыскивается с должника в первоочередном порядке, ранее сумм, причитающихся взыскателю. По мнению Конституционного Суда, такой порядок нарушает права взыскателя, который в результате взыскания исполнительского сбора вообще может не получить ничего. Конституционной обязанностью государства является защита прав и свобод человека и гражданина. Следовательно, в этой части п. 1 ст. 77 нарушает баланс между публичными и частными интересами на стадии исполнительного производства и потому неконституционен.
  6. При этом п. 1 ст. 77 Закона об исполнительном производстве признан неконституционным в части первоочередного порядка взыскания исполнительского сбора. О штрафах, налагаемых на должника, и взыскиваемых с него расходах ничего не сказано. Вместе с тем, изложенная Конституционным Судом аргументация может затрагивать и их. Впрочем, ее нельзя понимать в том смысле, что сначала все получает взыскатель, а затем — государственные органы и иные лица. Суд, скорее всего, имел в виду некое пропорциональное (соразмерное) удовлетворение требований и взыскателя, и бюджета, и третьих лиц.

Так или иначе, но Постановление принято. Какими же будут его последствия? Как часто бывает в России, они могут оказаться вовсе не теми, к которым стремились авторы Постановления. Несомненно, оно справедливо. Права взыскателя в нашем исполнительном производстве защищены слабо. Должники имеют множество лазеек не исполнять законные требования взыскателей. В этом смысле обсуждаемое Постановление, хотя бы в части отмены первоочередного взыскания исполнительского сбора, защищает права взыскателя. Ведь не секрет, что часто с должника взыскивается только указанный сбор — и все. Однако нужно учитывать и иное обстоятельство. Все, кто сталкивается с исполнительным производством, бывают поражены, как безразлично судебные приставы-исполнители относятся к подавляющему большинству взыскателей. И это в нынешних условиях, когда за счет средств взысканного исполнительского сбора им выплачиваются или, во всяком случае, должны выплачиваться вознаграждения. В условиях же, когда исполнительский сбор иссякнет, этот, пусть и слабый, стимул вообще отпадет. И когда новый взыскатель придет к приставу, его встретит еще более ленивый зевок.