Заслоны ведомственному нормотворчеству сняты / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Заслоны ведомственному нормотворчеству сняты

Теория права, Новости 2002

В мае 2002 г. на нашем сайте был помещён материал о решении Верховного Суда Р Ф по жалобе некоммерческого партнёрства «Московская межбанковская валютная биржа» на ряд положений инструкции Центрального банка РФ, регулирующей порядок продажи валютной выручки. Тогда Суд принял решение признать эти положения противоречащими действующему законодательству: в результате могло появиться несколько способов продажи валютной выручки. К нашему сожалению, эта история получила продолжение.

В мае 2002 г. на сайте был помещён материал о решении Верховного Суда Р Ф по жалобе некоммерческого партнёрства «Московская межбанковская валютная биржа» на ряд положений Инструкции Центрального банка Российской Федерации (далее — ЦБ) от 29.06.1992 г. № 7 «О порядке обязательной продажи предприятиями, учреждениями, организациями части валютной выручки через уполномоченные банки и проведения операций на внутреннем валютном рынке Российской Федерации», утв. приказом ЦБ от 29.06.1992 г. № 02−104А (последние изменения внесены Указанием Ц Б от 18.06.1999 г. № 580-У).

В спорных нормах содержалась обязанность резидентов продавать валютную выручку исключительно на межбанковских валютных биржах. Напомним, что с юридической точки зрения спор сводился к толкованию термина «порядок продажи»: за его узкое понимание («порядок продажи» есть совокупность технических правил) выступал заявитель, за широкое («порядок продажи» может включать в себя и порядок заключения договора, круг его субъектов) — ответчик. Решением суда (оставленным без изменения кассационной коллегией) данные положения были признаны недействующими, что было встречено нами с одобрением. С сожалением приходится констатировать, что радость была недолгой.

31 июля 2002 г. постановлением № 132пв-02 Президиум Верховного Суда Р Ф отменил решение и определение кассационной коллегии и вынес новое решение об отказе в иске. Мы оставляем в стороне вопрос об экономических последствиях такого исхода дела, для нас важнее аргументы, которыми руководствовался суд.

Первый из них заключается в том, что закон не предусматривает права хозяйствующих субъектов по собственному выбору осуществлять обязательную продажу валюты. Однако, это и не требуется: ведь заключение договора — сфера действия гражданского права, здесь действует принцип «разрешено всё то, что не запрещено», а запрета на продажу выручки, минуя валютную биржу, закон не содержит. Именно из этого принципа исходили (и правильно!) первая и вторая инстанции. Президиум же рассмотрел дело так, будто речь идёт о публичном праве.

Он указал, что в соответствии с п. 5 ст. 6 Закона «О валютном регулировании и валютном контроле» (далее — Закон) порядок продажи определяется указом Президента, а Президент делегировал это право ЦБ РФ (п. 2 Указа Президента Р Ф от 14 июня 1992 г. № 629 «О частичном изменении порядка обязательной продажи части валютной выручки и взимания экспортных пошлин» (с изменениями от 24 декабря 1993 г., 15 марта 1999 г., 25 июля, 23 декабря 2000 г.).

При этом узкий подход к понятию «порядок продажи» признан неосновательным, ибо он не соответствует ни грамматическому, ни юридическому содержанию термина «порядок». Такое утверждение следовало доказать, чего сделано не было, в отсутствие же доказательств с ним нельзя согласиться. Спорное понятие имеет несколько значений, среди них важно отметить следующие: «определённая последовательность чего-либо» (т.е. процедура — узкий подход) и «способ, метод, правила совершения чего-либо» (широкий подход" (Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. М.: Русский язык, 2000). Таким образом, лексическое толкование даёт почву для обоих взглядов. Вряд ли можно говорить о юридическом содержании данного понятия, ведь оно не является специальным термином. Значит, смысл нужно искать, сопоставляя спорные слова с другими нормами. А как уже указывалось в предыдущем материале, такое сопоставление говорит в пользу узкой трактовки: ведь широкая предоставляет право ЦБ устанавливать дополнительные ограничения по сравнению с теми, что указаны в законе. Между тем, такие ограничения не могут содержаться в подзаконных актах (ст. 55 Конституции, ст. 1 ГК), каким является инструкция.

Отсутствие противоречия с только что упомянутыми нормами Президиум обосновал тем, что защита рубля — основная обязанность ЦБ, направленная на обеспечение экономической безопасности государства. Однако такой констатации явно недостаточно, ведь заявитель и предыдущие инстанции не покушались на эту функцию ЦБ. Неясно, почему без права ограничивать круг покупателей валюты ЦБ не сможет выполнять свои полномочия. Даже удовлетворительный ответ на этот вопрос (который в постановлении отсутствует) не снял бы основного довода против такой позиции: ограничения нет в законе, а потому оно не должно появляться в подзаконном акте.

К сожалению, тот заслон ведомственному нормотворчеству, который был поставлен решением первой инстанции, снят, и рядовые граждане и юридические лица снова утратили надежду побороть те незаконные ограничения их прав и свобод, которые маскируются под разного рода «порядки».