Деньги российские и иностранные / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Деньги российские и иностранные

Обязательственное право, Международное частное право, Новости 2003

4 ноября 2002 г. Высший Арбитражный Суд Р Ф (далее — ВАС) выпустил очередное Информационное письмо, на этот раз посвящённое применению ст. 140 и 317 ГК (далее — Обзор). Указанные статьи касаются денег как объекта гражданских прав, а также исполнения денежных обязательств. Поскольку последние являются едва ли не самыми распространёнными видами обязательств в обороте, к данному документу нельзя отнестись равнодушно. Тем более что многие положения Обзора сомнений не вызывают.

В первых пунктах Обзора ВАС рассматривает вопрос о соотношении валюты долга и валюты платежа. Сформулированные правила вполне укладываются в предписания ГК и в целом не вызывают возражений.

Так, суд указал, что иностранная валюта может являться валютой долга в случаях, когда в соответствии с валютным законодательством допускается её использование и в качестве средства платежа (п. 2). В остальных случаях если обязательство выражено в иностранной валюте, валютой платежа является рубль. Это правило действует и тогда, когда оно прямо предусмотрено договором, и в тех случаях, когда в нём валюта платежа вообще не обозначена (п. 3).

Сказанное вытекает, по мнению суда, из п. 2 ст. 317 ГК, который указывает, что «денежным обязательством может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определённой сумме в иностранной валюте». Учитывая, что, по общему правилу, «денежное обязательство должно быть выражено в рублях» (п. 1 той же статьи), п. 2 представляет собой исключение. Его буквальное толкование требует прямого указания в договоре на то, что в качестве средства платежа будут использоваться рубли. Применение упомянутой нормы в случаях, когда валюта платежа в договоре не указана, выходит за её рамки и потому предполагает расширительное толкование. Хотя расширительное толкование в отношении исключений обычно не допускается, в рассматриваемом случае оно оправданно. В самом деле, оснований признавать валютную оговорку недействительной только потому, что стороны забыли указать в договоре рубли в качестве средства платежа вряд ли целесообразно, особенно в условиях, когда такие оговорки встречаются во многих договорах.

Однако суд пошёл ещё дальше и сказал, что даже в тех случаях, когда по условиям обязательства оно и выражается, и оплачивается в иностранной валюте, но соответствующий платёж запрещён, п. 2 ст. 317 ГК всё равно действует (п. 3). Если же суд придёт к выводу о том, что подобное условие недействительно, действует ст. 180 ГК о недействительности части сделки: если стороны заключили бы договор и без этого условия, то договор сохраняет силу. «Этим условием», которое суды будут признавать недействительным, видимо, выступит только оговорка о валюте платежа, ведь в выборе валюты долга стороны свободны. После признания её недействительной и сохранения в силе остальных условий соглашения мы получим уже описанную ситуацию: в отсутствие указания на валюту платежа, оно подлежит оплате в рублях. Оказывается, что во всех случаях, когда валютное законодательство не допускает платежа в иностранной валюте, обязательство всегда (независимо от его условий) подлежит оплате в рублях.

Сформулированный подход может привести к тому, что императив п. 1 ст. 317 ГК перестанет быть общим правилом. Теперь стороны вправе указывать любую валюту в качестве валюты долга. Это же можно сказать и относительно валюты платежа, с той лишь оговоркой, что если валютное законодательство не допускает использования валюты в данном случае, то платить всё равно придётся в рублях.

Значение п. 2 ст. 317 ГК усиливается ещё и тем обстоятельством, что даже если платёж может быть произведён в валюте, однако у должника её нет, то судебный пристав всё равно будет производить взыскание по общим правилам, а взыскатель получит деньги в рублях по курсу валюты на день платежа (п. 6 Обзора). Аналогично исчисляются и платежи по дополнительным обязательствам (законные и договорные проценты, неустойка) — п. 9 Обзора. Кроме того, поскольку закон не запрещает применять данную норму к деликтным обязательствам, суд специально указал в п. 7 Обзора, что п. 2 ст. 317 ГК не ограничивается договорами.

Обсуждаемая норма применяется также и для расчёта государственной пошлины за подачу искового заявления, ведь по закону она всегда взыскивается в рублях. Пошлина определяется на день подачи искового заявления и в дальнейшем не пересчитывается. Только если размер исковых требований был увеличен, размер государственной пошлины исчисляется на день вынесения решения (п. 16).

Учитывая эти правила, п. 1 и 2 ст. 317 ГК могут быть сформулированы следующим образом.

«Статья 317. Валюта денежных обязательств.

  1. Денежные обязательства могут быть выражены в любой валюте или условных денежных единицах.
  2. Денежные обязательства подлежат оплате в рублях, если платёж в иностранной валюте не разрешён законом или в установленном им порядке. Платёжный курс определяется официальным курсом соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иное не установлено законом или соглашением сторон".

Если истец требует взыскать определённую сумму в валюте, то суд может удовлетворить это требование тогда, когда в соответствии с валютным законодательством валютный платёж возможен (п. 4). Если он обусловлен получением разрешения ЦБ, то необходимо доказать, что разрешение имеется (п. 5). В противном случае право на валютный платёж отсутствует, а потому взысканию подлежат рубли.

Причем если курс рубля к иностранной валюте должен определяться на дату вынесения решения или более раннюю дату, то суд самостоятельно осуществляет пересчёт и в резолютивной части решения сразу указывает сумму в рублях. Также поступает он и в тех случаях, когда на дату вынесения решения можно исчислить и размер подлежащих взысканию процентов или неустойки (п. 10).

Если же пересчёт валюты в рубли должен производиться позднее, то суд в решении указывает сумму в иностранной валюте (условных денежных единицах) с точным наименованием этой валюты (единицы) и то, что сумма подлежит оплате в рублях. Также указывается ставка процентов и (или) размер неустойки, начисляемых на эту сумму; дата, начиная с которой производится их начисление, и день, по какой они должны начисляться; точное наименование органа (юридического лица), устанавливающего курс, на основании которого должен осуществляться пересчет иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли; момент, на который должен определяться курс пересчета иностранной валюты в рубли (п. 11). Если банку предъявлен для взыскания исполнительный лист, в соответствии с которым взыскание осуществляется по курсу ЦБ, то банк самостоятельно производит расчёт подлежащих взысканию сумм (п. 15). Перечисленные правила логичны и не вызывают возражений.

В равной мере разумны и указания на порядок установления курса валют и даты, на которую он определяется. Если законом или соглашением сторон такой курс не установлен, то применяется диспозитивная норма п. 2 ст. 317 ГК — официальный курс Банка России на день платежа. Если валюта долга ЦБ не котируется, то официальный курс определяется на основании доказательств, представленных сторонами (п. 13). Если обязательство подлежит оплате не по официальному курсу, но достаточных доказательств для его определения не представлено, то для котируемых Банком России валют будет применяться официальный курс. Если же валюта не котируется, то будет применён официальный курс, определённый на основании доказательств сторон.