Требования к порядку проведения собраний акционеров изменены / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Требования к порядку проведения собраний акционеров изменены

Корпоративное право, Новости 2003

7 февраля 2003 г. в Положение ФКЦБ от 31 мая 2002 г. № 17/пс «О дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров» были внесены изменения. Пункты 2.12, 2.13 были изложены в новой редакции, появился новый п. 2.14, а также дополнительные абзацы в п. 4.16 и п. 4.17. В целом изменения носят технический характер и не требуют детального рассмотрения. Интерес вызывает лишь пункт 2.12, поскольку в нем затронут такой традиционный гражданско-правовой институт как доверенность.

Согласно п. 2.12 Дополнительных требований, при передаче акций после даты составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, и до даты проведения общего собрания лицо, включенное в этот список, обязано выдать приобретателю доверенность на голосование или голосовать в соответствии с указаниями приобретателя акций. Указанная норма принята в развитие ст. 57 Закона Р Ф «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО).

Логическое и доктринальное обоснование приведенного правила вызывает большие сомнения. В частности, неясно, каким образом бывший владелец акций, теперь третье лицо, может выдать доверенность приобретателю акций (их новому собственнику) для участия в голосовании?

На основании доверенности представитель может осуществлять лишь те правомочия, которыми его наделил доверитель. Однако после отчуждения акций прежний акционер лишается всех прав, с ними связанных, в том числе и права на участие в общем собрании. Следовательно, выданная им доверенность должна считаться ничтожной с момента ее совершения.

Таким образом, положения Закона об АО и цитируемого акта ФКЦБ в части добровольного представительства нового акционера от имени старого не могут быть признаны соответствующими требованиям ГК.

Приобретатель акций, напротив, вправе выдать доверенность на участие в голосовании третьему лицу, в том числе и предыдущему владельцу, который включен в список лиц, имеющих право на участие в голосовании.

Но и тогда, формально, доверенное лицо наделяется правом голосовать не потому, что оно включено в список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, а лишь на том основании, что оно представляет нового владельца акций, не включенного в этот перечень.

В итоге из двух вариантов поведения, закрепленных в ст. 57 Закона об АО, остается только один: бывший акционер обязан голосовать, руководствуясь указаниями приобретателя акций. Но голосовать он должен от имени этого приобретателя, а не от своего собственного имени.

Возникает вопрос, несет ли лицо, включенное в «список», обязанность действовать от имени нового владельца акций? Согласно ст. 182 ГК РФ представительство может осуществляться на основании закона, в роли которого способен выступить Закон об АО.

Между тем, существующий порядок голосования исключает отношения представительства. Бюллетень для голосования выдается бывшему акционеру, который, вроде бы, действует от своего имени, а не от имени приобретателя акций. Значит, нормы об обязательном представительстве в силу закона оказываются бесполезными.

К сожалению, в законе ничего не сказано о характере отношений, возникающих между старым и новым владельцами акций. В частности неясно, являются они возмездными или нет. Справедливой была бы позиция, согласно которой прежний владелец, во всяком случае, имел бы право на компенсацию всех расходов, связанных с возложенной на него обязанностью.

Не меньшие сложности вызывает установление природы отношений между прежним и нынешним акционерами. Что это — обязательство в силу закона? Но тогда каково его содержание? Ведь действовать в соответствии с указаниями приобретателя акций можно по-разному. Какие нормы ГК в данном случае можно применять? О договорах комиссии? Четкого ответа нет.

Следовательно, чтобы прежний акционер был обязан действовать в интересах нового, в договор об отчуждении акций желательно включать соответствующую обязанность и жестко определять ее пределы. В противном случае ст. 57 Закона об АО «повисает в воздухе», не имея надежного основания для понуждения к желательному для приобретателя акций поведению.

Законом об АО предусмотрен порядок, согласно которому список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, составляется на основании данных реестра, в котором содержатся сведения о каждом зарегистрированном лице, количестве и категориях (типах) акций, записанных на имя каждого зарегистрированного лица (ст. 44 и 51 Закона об АО).

Внесение изменений в реестр осуществляется по требованию управомоченного лица. Такие изменения должны быть внесены в течении трех дней с момента подачи необходимых документов (ст. 45 Закона об АО).

Однако нормами данных статей в обсуждаемом случае воспользоваться невозможно. Ведь список должен быть составлен не позднее чем за 50 дней, а в отдельных случаях за 60 дней до проведения собрания — и внесение в него изменений, кроме как по основаниям восстановления прав или исправления ошибок, законом не допускается.

Еще более усугубляет сложившуюся ситуацию то, что новый владелец (приобретатель) акций вправе требовать внесения соответствующих изменений в реестр акционеров общества, и такие изменения должны быть внесены в соответствии с уже упоминавшейся ст. 45 Закона. А права требовать на том же основании внесения изменений в список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, он лишен. Более неправдоподобную ситуацию трудно себе представить.

Логичным кажется иной способ решения рассматриваемой проблемы. В качестве одного из вариантов можно предложить внести изменения в п. 5 ст. 51 Закона об АО, посвященный основаниям внесения изменений в список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, а именно, дополнить его следующей фразой: «а также в случаях совершения передачи акций после составления настоящего списка».

Подводя итоги, следует сделать неутешительный вывод о том, что обязанность лица включенного в «список», выдать доверенность приобретателю акций не соответствует нормам ГК и самого Закона об АО. Право же приобретателя выдать доверенность бывшему владельцу акций на участие в общем собрании является вынужденной и весьма неудобной мерой как для доверителя, так и для поверенного. В договор об отчуждении акций нужно включать положения о том, как прежний владелец акций должен голосовать по ним. В противном случае велик риск его произвольного поведения.