Закон о крестьянском (фермерском) хозяйстве / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Закон о крестьянском (фермерском) хозяйстве

Корпоративное право, Новости 2003

11 июня 2003 г. был принят новый Закон о крестьянском (фермерском) хозяйстве. Наибольший интерес с точки зрения гражданского права представляет собой юридическая природа крестьянского (фермерского) хозяйства. Является ли хозяйство субъектом или объектом права? Можно ли говорить о его сходстве с простым товариществом? Какими правами на имущество, переданное фермерскому хозяйству, обладают участники? Каков механизм гражданско-правовой ответственности хозяйства? Вот вопросы, на которые предстоит ответить…

1. Существует ли сходство между договором простого товарищества и крестьянским (фермерским) хозяйством? В известном смысле, да. И простое товарищество, и фермерское хозяйство не обладают статусом юридического лица. Целью их создания является совместное осуществление определенной, прежде всего предпринимательской, деятельности. И товарищи, и члены фермерского хозяйства обладают не обязательственными, а вещными правами на имущество соответствующего образования.

В результате заключения договора простого товарищества происходит юридическая трансформация права собственности. Имущество, передаваемое в качестве вклада каждым из товарищей, приобретает режим общей долевой собственности всех участников товарищества (ст. 1043 ГК РФ).

Аналогичным образом законодатель регулирует и правовой режим имущества, передаваемого в качестве вклада при создании фермерского хозяйства, с тем исключением, что в данном случае возникает право общей совместной собственности, что, однако, не препятствует участникам изменить этот режим, опираясь на диспозитивность ст. 6 Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве и п. 1 ст. 1043 ГК РФ.

Сходным по своей природе является и механизм управления общим имуществом. В случае с простым товариществом владение, пользование и распоряжение имуществом осуществляется либо совместным решением всех товарищей, либо одним из товарищей, специально уполномоченным действовать от имени и в интересах остальных. В Законе о крестьянском (фермерском) хозяйстве законодатель разделяет правомочия владения и пользования, которые отнесены к ведению всех участников хозяйства, и правомочия распоряжения, которые, во всяком случае, в отношениях с третьими лицами осуществляются исключительно главой фермерского хозяйства.

Такая схожесть конструкций легко объясняется тем, что во главе угла применительно к ним находится право собственности, а точнее, конструкция общей собственности, будь-то долевая или совместная. Иными словами, обсуждаемые нормы являются по своей сути логическим следствием, а чаще повторением Гл. 16 ГК РФ.

2. Следующим важным вопросом, на котором необходимо заострить внимание, является вопрос о механизме гражданско-правовой ответственности крестьянского (фермерского) и ее пределах.

Как известно, возможность выступать в качестве субъекта гражданско-правовой ответственности присуща лишь самостоятельным участникам юридических отношений. К таковым можно отнести физических и юридических лиц.

В договоре простого товарищества механизм ответственности реализован достаточно просто. При осуществлении товарищами предпринимательской деятельности предусмотрена солидарная ответственность всех товарищей по общим обязательствам, причем независимо от оснований возникновения последних. Такой подход логичен. Простое товарищество не отвечает по своим обязательствам и не выступает от собственного имени, напротив, товарищ действует от имени других товарищей, и ответственность несут только товарищи, но никак не товарищество в целом. И это правильно — простое товарищество не является юридическим лицом и не выступает в качестве самостоятельного субъекта права.

В случае с крестьянским (фермерским) хозяйством законодатель пошел по другому пути, закрепив норму, согласно которой по сделкам, совершенным главой фермерского хозяйства в интересах фермерского хозяйства, отвечает фермерское хозяйство своим имуществом.

Очевидно стремление законодателя к приданию рассматриваемому образованию черт юридического лица. Соглашение о создании фермерского хозяйства очень похоже на учредительный договор. Установление порядка формирования имущества, необходимо подчеркнуть, именно крестьянского (фермерского) хозяйства, напоминает конструкцию уставного (складочного) капитала юридического лица.

А как быть с государственной регистрацией фермерского хозяйства в порядке, установленном законодательством РФ? Вопрос заключается даже не в том, как и где этот порядок закреплен, важно, что мы хотим зарегистрировать, — право собственности или юридическое лицо. Ответа на этот вопрос закон не содержит. Нет его и в постановлении Правительства Р Ф от 17 мая 2002 г. N 319 [1], согласно которому Министерство Российской Федерации по налогам и сборам является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим, начиная с 1 января 2004 г., государственную регистрацию крестьянских (фермерских) хозяйств.

И вновь возвратимся к гражданско-правовой ответственности. В том виде, в котором закреплена в законе, она напоминает ответственность хозяйства как самостоятельного субъекта права, а не отдельных участников хозяйства.

Законом предусмотрена возможность объединения крестьянских (фермерских) хозяйств в ассоциации и союзы, а также возможность выступать в качестве учредителей коммерческих и некоммерческих юридических лиц. Возникает закономерный вопрос, кто может обладать подобными правомочиями? Только лица — субъекты права.

В полномочия главы крестьянского (фермерского) хозяйства входят функции органа юридического лица: он без доверенности действует от имени фермерского хозяйства, в том числе представляет его интересы и совершает сделки, осуществляет прием на работу в фермерское хозяйство работников и их увольнение.

Фермерское хозяйство может быть в установленном порядке признано банкротом.

3. Подводя итоги, можно с уверенностью сказать, что, несмотря на определенное сходство крестьянского (фермерского) хозяйства с договором простого товарищества, между ними существуют куда более значимые юридические отличия. Простое товарищество представляет собой просто обязательство, а субъектами права выступают его участники. Фермерское же хозяйство, не будучи юридическим лицом де-юре, тем не менее является им де-факто, как бы абсурдно это не звучало.

Еще больший интерес вызывает вопрос: зачем понадобилось создавать подобное квази-юридическое лицо? Наверняка лица, желающие заниматься сельскохозяйственной деятельностью, могли бы объединиться, создать юридическое лицо и работать. Ответ, наверное, лежит опять в плоскости права собственности. Как уже говорилось выше, член фермерского хозяйства, передавая имущество в качестве вклада в общее дело, не утрачивает на него вещных прав, имущество не становится собственностью хозяйства, оно только включается в состав общей собственности остальных участников.

В качестве дополнительной гарантии остальным участникам фермерского хозяйства служит запрет выдела в натуре земельного участка и средств производства в случае раздела имущества хозяйства при выходе из него членов.

Законодатель попытался, с одной стороны, упрочить позиции участников хозяйства, а с другой, не допустить его развала в случае малейшей нестабильности. Эффективность закона покажет время, однако конструкции, им предложенные, могут вызвать в будущем юридические трудности, как в теории, так и на практике.

Отметим, что проблемы, связанные с правовым положением крестьянского (фермерского) хозяйства, имеют глубокие корни. Если обратиться к первоначальной редакции Закона, можно увидеть, что крестьянское фермерское хозяйство обладало правами юридического лица.[2]

Однако после принятия части первой ГК указанная норма утратила силу. Законодатель, лишив фермерское хозяйство статуса юридического лица, возможно, совершил ошибку, а новый Закон о крестьянском (фермерском) хозяйстве является лишь ее следствием.

Неслучайно законодатель нередко подчеркивает принципиальное отличие крестьянского (фермерского) хозяйства от договора простого товарищества в части правоспособности и, напротив, сходство его с юридическим лицом. Например, Закон о несостоятельности (банкротстве) предусматривает отдельный параграф 3, посвященный проблемам банкротства фермерского хозяйства. Причем упомянутый параграф содержится в главе XX, посвященной банкротству граждан. Однако все статьи параграфа, за исключением ст. 218, посвящены банкротству фермерского хозяйства (ст. 219 — финансовое оздоровление хозяйства, ст. 221 — конкурсная масса хозяйства, ст. 222 — порядок продажи имущества и имущественных прав хозяйства).

В чем же состоял мотив законодателя? А заключался он, по-видимому, в следующем. Ст. 223, посвященная последствиям признания крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом, называет последствие в виде аннулирования записи о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя главы фермерского хозяйства. Более того, ст. 218 Закона о несостоятельности (банкротстве) предусматривает возможность признания банкротом главы фермерского хозяйства. С одной стороны, процедуры банкротства ведутся в отношении хозяйства, а с другой — в отношении его главы. Логика указанной нормы сомнительна.

Однако если рассуждать в рамках Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве, можно прийти к еще более странным выводам. Банкротство крестьянского (фермерского) хозяйства есть вовсе не банкротство в отношении субъекта гражданского права, а всего лишь обращение взыскания на имущество членов хозяйства, подобно обращению взыскания на имущество членов простого товарищества. Но с тем исключением, что крестьянское (фермерское) хозяйство отвечает по долгам исключительно своим имуществом, а в отношении простого товарищества взыскание может быть обращено и на имущество товарищей. А глава крестьянского (фермерского) хозяйства, будучи зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, несет повышенные риски, связанные с профессиональной деятельностью, следовательно, закон допускает обращение взыскание на личное имущество такого участника.

Нельзя не отметить также и того обстоятельства, что Закон о несостоятельности (банкротстве) ни слова не говорит об аннулировании записи о регистрации хозяйства. А статья Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве, посвященная порядку прекращения хозяйства, содержит отсылку к ГК РФ. ГК, в свою очередь, в ст. 23 содержит правило, согласно которому к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. По-видимому, только таким путем можно аннулировать запись о регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства.

Этот пример лишний раз доказывает, как неорганично подобные юридические конструкции вписываются в действующее российское законодательство. Но если законодатель полагает их существование необходимым, то согласовывать их нужно в рамках не отдельных статей или даже законов, а всего действующего законодательства, причем не только частного, но и публичного.

Примечания

[1] Постановление Правительства Р Ф от 17 мая 2002 г. 319 «Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей».

[2] Крестьянское (фермерское) хозяйство является самостоятельным хозяйствующим субъектом с правами юридического лица.